с. Великовское

Немного истории. Коротко об этом селении. 

С историей Макарьев – Желтоводского монастыря связано возникновение на левом берегу Волги села Великовское. В XVI веке здесь находились государевы бортные ухожья, сдававшиеся казной на оброк погодно то лысковцам, то чебоксарцам. В 70-х годах XVI века по Заволжью прокатилась черемисская война, которая разорила эти края. Жизнь вернулась сюда в 1594 году, когда Великовское ухожье взял на оброк лысковчанин Баженко Голиков с обязательством платить ежегодно в казну 7 пудов меда и за 4 куницы чуть более рубля денег с пошлинами.

После восстановления в 1620 году монастыря на Желтых водах, разоренного в 1439 году Улу –Мухаммедом, Великовское бортное ухожье было пожаловано новым Патриархом Филаретом Никитичем его строителю Авраамию. На реке Мазе монастырские власти сразу завели хозяйственные фактории со скотными дворами, пашнями и сенными покосами. Безлюдные места начинают активно осваиваться. В середине XVII века на территории бывшего ухожья уже стояли село Кресты, деревни Красный Яр, Большая и Малая Мазы. В 1650-х годах здесь появились новые »оселки»: Хохолев, Ефимов и Большой. А в отказной книге за 1662 год на территории Великовского ухожья числилось село Кресты, 5 деревень, 10 оселков, селище, за которыми числилось 73 десятины земли.

Село Кресты в середине XVII века было центром духовной и управленческой жизни этих земель, здесь находилась церковь и жил староста. Постоянно вспыхивали конфликты из-за этих земель с лысковцами и Благовещенским монастырем, но в 1765 году все земли Макарьев – Желтоводского монастыря были отписаны в казенное ведомство – Коллегию экономии, то есть стали государственными. Сами великовцы стали все более склоняться к расколу. Духовная консистория всполошилась и настояла на строительстве православного храма, который был срублен в другом месте и в разобранном виде привезен в Великовское.  В 1784 году была возведена ярусная двухпрестольная церковь в честь Преображения Господня.

До начала XX века Великовское остается крупным торгово – промысловым селом с населением 1237 человек (600 мужчин и 637 женщин).

 

Более развернутое описание фрагмента истории .

Это село широко раскинуло свои улочки по левому песчаному берегу Волги у заводи, недалеко от знаменитого Макарьева. Название селению дало некогда расположенное здесь бортное  ухожье, а с Макарьевом их связывала давняя не разрывная судьба…

Вот второй половине XVI века земли Нижегородского Заволжья были государственными .Расположенные в них обширные  Отрепьевское и Великовское ухожья отдавались казной на оброк (обычно на 5-10 лет) то чебоксарцам, то лысковчанам. Но прокатившаяся в 1570-х годах по краю черемисская война запустошила Заволжье, оказавшееся  «от черемискова разорения лежащим впусте»

Жизнь суда вернулась лишь в 1594 году, когда Великовское  ухожье взял на оброк лысковчанин Баженко Голиков с обязательством платить ежегодно в казну 7 пудов меда и за 4 куницы суть более рубля денег с пошлинами.

В 1620 году инок Аврамий возобновил разоренный еще в начале  XV века Макарьев-Желтоводский монастырь и добился в Москве у царя Михаила Федоровича и его отца патриарха Филарета Никитича, почитавших Макария своим домовым святым-покровителем, передачи на оброк окрестных земель, в том числе Отрепьевское и Великовское  ухожья, объясняя, что прежние откупщики «в те бортные ухожья в лес служек их монастырских и детенышев и бобылков для хоромного лесу на кельицы и на всякое монастырское строенье и для дровяново лесу и для лубья и лык не пущают» , а с тех , кто все же рисковал войти в бор, зипуны с них снимают и топоры у них отнимают. А монастырь стоит в тех бортных ухожьях на меже , и опроче де тех бортных ухожьев близко того монастыря лесу нет , монастырю строитца нечем»

На этом основании Великовское ухожье вместе с другими окрестными угодьями было передано царским указом от 25 июля 1629 года на оброк властям Макарьев-Желтоводского монастыря с обязательством уплаты в казну 8 пудов меда и за 4 куницы с полукуницею- 1 руб. 11 алт. 4 деньги. При этом им разрешалось « в том в бортном Великовском ухожье черной лес под пашню расчищать и бобылей зазывать» на жительство .

С тех пор некогда безлюдные места стали активно осваиваться . К середине 17 века на территории бывшего ухожья уже стояли село Кресты, древний Красный Яр, Большая и Малая Мазы.  В 1650-х годах здесь появились новые «оселки» : Хохолев, Ефимов и Большой . Когда же на настойчивые челобитья властей Макарьев-Желтоводского монастыря о передаче им в вечное владение земель Заволжья в феврале 1662 года была составлена Отказная книга, на территории Великовского ухожья  оказалось уже село ( Кресты) , 5 деревень, 10 оселков и селище, за которыми числилось 73 десятины пахотной земли «в поле, а в дву потому ж» ( то есть в 3 раза более), «лесу раменного в длину на 12 верст, а поперёк на 7 верст с полуверстою, сенных покосов 1620 копен».

Правда , постоянно возникали конфликты из-за угодий с соседом- российских патриархов домовым нижегородским Благовещенским монастырем. С конца 14 века ему принадлежали Разнежье и позднее возникшие здесь села Плотинки и Каменка. Надеясь на личную поддержку патриарха, архимандрит Благовещенского монастыря Дионисий в 1629 и 1630-х годах указал слугам насильно скосить и свезти в свои вотчины с макарьевских лугов сено. Но игумен Макарьев-Желтоводского монастыря начал из-за этого суд и выиграл его с решением: «…ставилось на тех лугах сена по 1000 копен и сену цена положена по атыну (3 коп.) за копну, итого довелось взять на два годы за 2000 копен 60 рублев… на Благовещенском архимандрите Дионисие  з братьею… велеть отдать Макарьева-Желтоводского монастыря игумену».

Но прошли годы, Макарьевские посольские старосты в 1688 году вновь доносили своим властям, что «из монастырских Великовских лугов сено сильно косили Благовещенскаго монастыря крестьяне». Они же в бортном ухожье «многие их знамена выскоблили и наложили на тех деревья свои знамена». Так продолжалась тлеть огонь раздора меж двух влиятельных соседей , нередко выливавшийся в весьма серьезные конфликты.

К этому времени территория Великовского  ухожья заметно сократилась . На месте становищ бортников выросла деревня, крестьяне которой не только высекали лес и возделывали пашню на гарях, но и рубили по берегам  халива речные суда, продавая их затем промышленникам на Макарьевской ярмарке .

В 1700 году близлежащее  Лысково было   пожаловано Петром I в вотчину переехавшему на жительство в Россию имеретинскому царю Варчилу Вахтанговичу. Это вроде бы частое событие сказалось и на дальнейшей судьбе Великовского ухожья, ибо лысковчане когда-то, еще до возобновления Макарьев-Желтоводского с монастыря, свободно въезжали в боры Заволжья «по дровяной и хоромной лес», стали добиваться от своего нового влиятельного владельца возвращения своих исконных прав.

Мирные переговоры с макарьевскими властями не дали результатов .  Тогда лысковчане вместе с присланным из Москвы князем Грузинским и дьяком Поместного приказа Сепановым Шустяковым поздней осенью 1716 года попытались намерить себе в Великовском ухожье участок леса.  Но их встретило более четырехсот макарьевских  кретьян « с огненным ружьем, и с копьи и с луки и с дубьем и кричали, чтоб с земли съехали и Великовскаго ухожья земли не мерили». Нарушение законных установлений было очевидным. Поэтому Петр I еще до завершения исследований всех обстоятельств дела указал лыс-ковчанам в « те Заволжские леса велеть им до указу въезжать по-прежнему», что во-первых, лишало заповедные боры охраны, во-вторых , позволяло вплоть до 19 века лысковчанам претендовать на великовские леса как место постоянных своих лесных разработок .

В 1765 году указом Екатерины II  все земли Макарье-Желтоводского монастыря были вообще отписаны в казенное ведомство- Коллегии экономии. Великовцы стали государственными «экономическими» крестьянами. Выйдя из-под постоянного контроля макарьевских духовных властей, жители Великовского стали в большинстве своем склонятся к расколу. Духовная же консистория, узнав об этом, всполошилась и настояла на возведении там православного храма.

Обычно храмы в селах Нижегородского Поволжья рубились всем миром, лишь по благословению местного епископа. Но в данном случае складывавшаяся ситуация не позволяла сделать этого. Церковь срубили  в другом месте ( по преданию, в Балахнинском уезде) и в разобранном виде доставили в 1784 г. на место.  Поставили храм на высокий песчаный дюне. Молельный зал венчают два уменьшающихся в высоте восьмерика с главкой. Небольшая же колокольня очень хороших пропорций и рисунка, как это было тогда заведено, поставлена на главным западным входом. Сохранившая в Великовском рубленная ярусная церковь является интересным памятником народного зодчества, но без должного присмотра с каждым годом все более и более рушится, может навсегда исчезнуть с лица земли, если только не найдутся поистине добрые руки и заботливые сердца из местных старожилов.

Духовное насилие во все времена порождало лишь физическое противоборство. Крестьяне-старообрядцы стали грозить активизировавшему свои проповеди церковному причту физической расправой.  В Нижний Новгород от местного попа полетели жалобы, а в ответ шли грозные предупреждения «мирским людям села Великовского Василькой округи, дабы они в распоряжения, принадлежащия по церкви до священно церковнослужителей, не входили и того села старосте церковному Борису Яковлеву побоями, а священно церковнослужителям разобранием домов их не упраживали».

Устрашение подействовало. Жизнь в селе медленно нормализовалась, чему в немалой мере способствовали действовавшая рядом Макарьевская ярмарка , общий коммерческий и хозяйственный интерес.

До начала 20 века Великовское оставалось крупным торгов-промысловым селом с населением 1237 человек (600 муж,637 жен.), где сохранились и православная, и старообрядческая общины, мирно соседствовавшие и объединявшие усилия своих прихожан в созидательном труде .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *